«Бунтующий» Илькин Гусейнов: «Лень – вот главная проблема»
08.10.2015 | 0

«Бунтующий» Илькин Гусейнов: «Лень – вот главная проблема»

В ноябре 2013 в Мадриде свет увидело маленькое, но очень специфическое частное издательство «Бунтующие книги» («Riot Books») – инициатива творческого тандема фотографов из Аргентины и Азербайджана, Вероники Фиейрас и Илькина Гусейнова. Бунт и любопытство действительно являются ключевыми словами, определяющими малотиражные скандальные фотокниги, опубликованные «радикальными печатниками», как их тут же окрестила британская газета «The Telegraph». В продолжение серии интервью с фотографами из стран бывшего советского блока, Ольга Бубич беседует с Илькином Гусейновым, русскоязычным основателем «Бунтующих книг», о современных фотокнигах, связи эмоций, изображений и бунтов, а также о том, как в настоящее время обстоят дела на его родине – в Азербайджане.

52658.jpg
Разворот из фотокниги Илькина Гусейнова «Мюхит», опубликованной издательством «Riot Books»

– Недавно завершился фестиваль в Арле, и, насколько я знаю, «RIOT BOOKS» также принимало в нем участие. Прежде чем попросить тебя рассказать о фотокнигах, которые ты представлял, давай начнем с краткой истории создания самого издательства. Расскажи, пожалуйста, каким образом два таких разных фотографа, аргентинка и азербайджанец, вдруг решили начать работу над общим делом – публиковать авторские фотокниги?

– С Вероникой мы познакомились в Испании, когда я получил стипендию и приехал сюда учиться в школе фотографии. Но, прибыв в страну, я передумал и бросил школу, переключив внимание на работу над фотокнигой.

Моя книга называется «Мюхит». Это слово переводится как «все то, что нас окружает». То есть все, что нас касается, но чего мы не можем «коснуться» в ответ: это политика, ментальные установки, разного рода традиции и обычаи. Все, что, как таковое, влияет на тебя, но ты не можешь ничего с этим сделать, что-то поменять. Чувство, которое я ощутил, когда после учебы в Америке вернулся в Азербайджан. Думаю, что могу определить его как отчуждение…

Итак, восемь месяцев я жил между Мадридом и Азербайджаном и трудился над книгой. Конечно, у меня не было ни малейшего опыта, до этого я работал только фотографом, снимал в Азербайджане разные истории для иностранной прессы. Задумавшись о фотокниге, мне пришлось взглянуть на свои фотографии с другой стороны. Я понятия не имел, как же мне превратить их в книгу. Пытаясь получить нужную информацию от светлых и опытных в области фотокниг людей, которые были рядом, я и встретил Веронику Фиейрас. Мы с ней быстро нашли общий язык и обнаружили, что у нас одинаковый стиль мышления. Казалось, что вместе мы можем решить любые проблемы и строить интересные планы.

 

52654.jpg
Обложка фотокниги Илькина Гусейнова «Мюхит», опубликованной издательством «Riot Books»
 

Когда летом 2013 года был готов макет «Мюхит», я отправился на фестиваль в Арль. Но дело в том, что за год до поездки, одержимый идей создания книги, я совершенно не заботился о заработке, поэтому у меня не было на самом деле ни копейки в кармане! Сложные времена, скажем так. Помню, что каким-то образом я добрался до Арля, правда, жить там пришлось пару дней в парке, прямо напротив интересующего меня книжного магазина, где я проводил все свободное время, чтобы понять, как работает книжный бизнес, и, конечно, чтобы показать свой макет издателям.

Помню, что одну ночь мне даже довелось поспать вместе с фотокнигами: работники книжного магазина, услышав, что я ночую в парке неподалеку, предложили мне оставаться у них под замком в нерабочее время. Так я оказался в прелестной компании бесценных фотокниг – и у меня была возможность листать ночь напролет!

Итак, выбравшись из книжного магазина и пообщавшись с разными людьми, я получил пару предложений от издателей, которые, однако, показались мне… немного несправедливыми. Прежде всего потому, что автору они давали определенное, очень маленькое, количество книг – около 5 % от тиража. А я понимал, что только тех, кому мне просто хотелось бы подарить книгу, уже очень много, так что, по сути,  мне самому и придется эти книги у издателя выкупать. Сомнения мои развеяли некоторые знакомые с большим опытом издания и публикаций фотокниг, единогласно заявив, что полученные предложения – более, чем хорошие, точнее вполне нормальные для актуальной среды и рынка. Рынок поменять никак невозможно, разве что начать делать все самому.

Результатом моих размышлений по возвращению в Мадрид стало решение издавать книгу самостоятельно. Я так и сделал, но единственное, что получил «на выходе» – это нужное мне число книг, которые я мог раздавать. Из-за того, что у меня не было никакого опыта, я потерял огромные деньги…. И даже несмотря на то, что, например, переплет я делал сам, вручную, книга вышла очень дорогой. Мы продавали ее окольными путями, у нас тогда еще не было веб-сайта, однако могу признаться, что ушла она быстро и незаметно. Я решил не останавливаться и сделать второе издание. Со временем я стал понимать, что испытываю к этой книге другие чувства, поэтому и сделана она должна была быть уже по-другому.

Кстати, первая книга издавалась по частям. Конечно, на публикацию, скажем 400 копий, у нас не было лишних 5-6 тысяч евро, поэтому в первый заход мы напечатали всего лишь 20 копий. Эти экземпляры мы продавали сначала через фэйсбук, совершенно не помышляя о создании своего сайта и так далее. Это все было в очень таком «very low profile»…

 

52642.jpg
Развороты из фотокниги Илькина Гусейнова «Мюхит», опубликованной издательством «Riot Books»

 

Изначальная идея «RIOT BOOKS» была в том, чтобы работать над нашими собственными книгами. Она возникла тогда, когда моя книга была уже издана, а Вероникина находилась в разработке. Именно тогда мы решили основать некий лэйбл, чтобы не только публиковать, но и распространять, и рекламировать наши издания. Со временем, однако, мы заинтересовались и сотрудничеством с другими авторами, чьи задумки нам кажутся интересными.  

С Вероникой Фиейрас нас объединяло желание издавать свои книги, по своим правилам и абсолютно независимо. И, конечно, нас это все безумно увлекало! С одной стороны, мы оба тогда совершенно не представляли, что такое издательская работа. Конечно, мы были чем-то недовольны, что-то хотели изменить. Но, с другой стороны, вовсе не недовольство было нашей основной мотивацией! Например, ты же не стала журналистом, из-за того что тебе не нравилось, как кто-то пишет? Издатели и фотографы, которые делали легендарные книги, влюбили нас в этот процесс, и именно они мотивировали нас начать самостоятельное дело. Меня самого двигало, прежде всего, мое желание, моя увлеченность!

– На официальной странице «RIOT BOOKS» вы представлены как издательство, «стремящиеся создавать эмоциональные книги как объекты». Прокомментируй, пожалуйста, такое поэтическое определение вашей миссии. Какую фотокнигу можно сегодня, по-твоему, назвать «эмоциональной»? И какого рода эмоции вызывают фотокниги, которые уже были созданы в «RIOT BOOKS»?

– За эмоциональную часть нашего издательства, конечно же, отвечает Вероника. Но я думаю, что большинство изданных нами книг невозможно действительно оценить, если вы никогда не держали их в руках. Мы всегда очень тщательно выбираем материалы, бумагу, обложку… И мне кажется, что точно определить эмоцию, которую они вызывают, просто невозможно. Ведь это означало бы, что все наши книги вызывают одни и те же эмоции, не так ли? Но подобная статика абсолютно неприемлема для нас! И я надеюсь, что каждый зритель может ощутить свои индивидуальные эмоции от каждой из наших книг – в соответствии со своей личной вселенной.

52638.jpg
Иллюстрации из фотокниги Илькина Гусейнова «Мюхит» опубликованной издательством «Riot Books»
 

Стоит добавить, что во многих фотокнигах других издательств нас с Вероникой не устраивало их однообразие. Они были просто одинаковыми! Да, они сделаны великолепными фотографами, в них прекрасные фотографии, восхитительный дизайн и удобный формат. Но зачастую в них проигнорирован тот факт, что книга может быть еще и художественным объектом! Объектом, способным передавать зрителю дополнительную информацию при помощи особенных нюансов:  текстуры бумаги, уникальных материалов, переплета и так далее. Для нас же это было очень важно. В публикации книг мы с Вероникой полагались только на нашу интуицию: можно сказать, что с самого начала мы не задумывались, будет это работать или нет. Нам просто нравилось то, что мы делаем, мы просто прислушивались к себе.

К тому же, я уверен, что в цифровом мире, где мы с вами сейчас живем, люди умирают от голода по "живым" объектам!

Понимание роли каждого из нас в издательстве заняло некоторое время. И, должен признаться, работы для нас двоих было слишком много. Безумно не хватало времени… По сути, наши роли в издательстве одинаковые: мы работаем одновременно и вместе, и отдельно. То есть с фотографами мы общаемся индивидуально, но на каком-то этапе встречаемся для обсуждения.

Отдельная история – это выбор авторов. Мы получаем множество предложений, встречаемся с самыми разными людьми, которые показывают нам макеты своих книг, участвуем в портфолио-ревью, где также знакомимся с самыми разными интересными фотографами, перед нашими глазами проходит масса фотокниг. Но опыт показывает, что скорее мы сами находим тех, с кем впоследствии плодотворно сотрудничаем.

Мы стараемся не работать с «большими» именами. Это наша единогласная позиция. При выборе авторов нам важен как коммерческий успех фотокниги, так и продвижение имени нового фотографа, книгу которого мы издаем.

Так как ещё совсем недавно я был по другую сторону диалога – то есть фотографом, ищущим своего издателя, – то я прекрасно понимаю все сложности и тонкости поиска. Мы с Вероникой пытаемся сформулировать максимально выгодное предложение для нашего автора. И это предложение все время меняется в зависимости от того, с кем мы работаем. Нам также нравится делать не одну, а несколько книг с одними и теми же авторами, потому что в таком случае мы уже знаем все особенности коммуникации и сотрудничества с ними. Нам приятно наблюдать, как наши авторы создают новые фотокниги, и мы, по мере сил, поддерживаем их в этом.

При издании фотокниг мы до сих пор никогда не брали денег у фотографов, нашим авторам мы отдаем до 15% тиража или же 15% от выручки от продажи книг. На самом деле все может действительно меняться от автора к автору. Кроме того, нам очень важно делать «promotion» наших авторов, участвовать в книжных выставках, курируемых известными кураторами. А опыт публикации книги «Евромайдан» показал, что даже малотиражную книгу могут заметить очень многие.

Нас часто спрашивают, почему мы печатаем такой маленький тираж. Ведь тогда книг может оказаться недостаточно и так далее. Мы же считаем, что тираж зависит, прежде всего, от самой книги, а не от количества имеющихся денег. Если концепция книги предполагает небольшой тираж, то он должен быть именно таким. Есть еще одна особенность, которая отличает нас от других издательств – это то, что о цене книги мы узнаем только в конце. На этапе выбора бумаги и печати мы думаем только о том, будет это все работать или нет. Только когда эти вопросы решены, мы определяем окончательную стоимость.

52648.jpg
Разворот из фотокниги Вероники Фиейрас «Исчезнувшие», опубликованной издательством «Riot Books»
 
52650.jpg
Разворот из фотокниги Вероники Фиейрас «Исчезнувшие», опубликованной издательством «Riot Books»

 

– Илькин, если дословно перевести название «RIOT BOOKS», то получиться нечто, вроде «Бунтующие книги». Что за сообщение скрывается в названии вашего издательства? Против кого вы протестуете?

– Когда мы остановились на таком названии, мы не думали о претенциозности. Нам казалось, что оно передает эмоции первых изданных нами книг. Книга Вероники Фиейрас «Исчезнувшие» была посвящена 30 тысячам человек, которые исчезли во время военной диктатуры в Аргентине в 1970-х. Ее книга в визуальном плане стала хорошим примером использования бумажных конструкций, мозаик, бумажных расширений, масштабирования, разных наложений, даже деконструкции лица – все эти моменты позволяют создать образы перетекающих, смешивающихся друг с другом, образов. Основной целью применения таких методик было рассуждение о диктатуре в совершенно другом ключе –  эмоциональном. Я могу признаться, что лично для меня все это по-настоящему сработало: листая фотокнигу Вероники, я чувствую и вижу эти стирающиеся воспоминания о 30 тысячах исчезнувших людей.

Так что, действительно, наши первые книги должны были вызывать у читателей негодование. А с течением времени, я думаю, уже само название «Riot Books» стало оказывать влияние на судьбу нашего издательства. Например, книга испанского фотографа Даниэля Майрита, «Вы не видели их лиц», которая совсем недавно вышла в «Riot Books», представляет собой галерею из 100 потретов самых влиятельных людей Лондона. Идея пришла Даниэлю в голову после протестов 2011, когда лондонская полиция использовала для поиска участников демонстраций их снимки с камер видеонаблюдения. Фотограф решил сделать то же самое, воспользовавшись  стратегией полиции для того, чтобы подчеркнуть – виновны не только протестующие.

Более того, Даниэль не ограничился поиском портретов: на каждой из найденных фотографий он сделал надписи, представив зрителям информацию о скандалах с участием этих влиятельных людей: нелегальные деньги, оффшорные счета и так далее. И так по всем ста участникам. В конце книги также есть карта с адресами этих людей. Можно с уверенностью сказать, что книга «Вы не видели их лиц» не только вызывает эмоции, но и, в буквальном смысле, призывает к действию!

– Расскажи, пожалуйста, какие фотокниги вы представляли на фестивале в Арле? Что это были за авторы, что привлекло ваше внимание к их проектам? И как книги были встречены местной публикой?

– Начну с того, что отмечу – для нас, как для маленького издательства, очень важно принимать участие в фестивалях. Нам нужно быть там физически, устанавливать контакты с книжными магазинами, договариваться о распространении наших книг, знакомиться, встречаться с авторами.

На фестивале в Арле нам было очень интересно именно то, как публика отреагирует на книгу Даниэля Майрита. Мы до сих пор ждем отзывы и от тех людей, чьи фотографии присутствуют на страницах книги. Однако, скорее всего, этого не произойдет, потому что все герои книги – опытные политики, понимающие, что лучший способ избежать скандала – просто игнорировать. Когда люди подходили к нам на фестивале и видели книгу, некоторые говорили: «А, это же наш знакомый! Мы купим книгу и отнесем ему!» Я тут же просил их: «Передайте своему знакомому,  чтобы он написал нам свое мнение о книге!» Мы и в самом деле очень бы этого хотели!

 

52640.jpg
Разворот из фотокниги Даниэля Майрита, «Вы не видели их лиц», опубликованной издательством «Riot Books»
 

Информация о книге «Вы не видели их лиц» была опубликована во всех больших изданиях Испании, ее упоминали в британской прессе, например, в газете «The Telegraph» в списке 8 вещей, которые стоит увидеть в Арле. Так что, кто-то из этих людей, наверняка, уже увидел книгу. Кроме того, на фестивалях мы представляем инсталляцию из разворотов книги.

–  А что вас порадовало и что огорчило в плане рынка фотокниг?

– Со временем я все лучше понимаю, насколько рынок фотокниг – маленький и ограниченный… Мне бы, конечно, хотелось, чтобы больше людей были заинтересованы в фотокнигах, больше людей умели их понимать. Я считаю, что фотокниги – пока еще совсем новое явление, возникшее, как нам известно, в начале этого века и интерес людей к фотокнигам, как мне кажется, только сейчас начинает расти. Как мы уже говорили, повышение интереса связано с тем, что людям не хватает “живых” объектов. Есть риск, что литературные книги перестанут издаваться на бумаге – все станет цифровым. Но фотокниги никогда не могут быть прочувствованы с экрана. Поэтому я уверен, что и в будущем они будут востребованы!

– Завязались ли новые контакты с потенциальными авторами «RIOT BOOKS»? Планируете ли вы работать с русскоязычными авторами и думали ли вы над тем, чтобы теснее сотрудничать с азербайджанскими фотографами?

– Конечно, мы заинтересованы в новых именах и, конечно, – в русскоязычных авторах. Но, к сожалению, некоторые из них все еще не знают английского языка и это серьезная проблема как для фотографа, так и для его издателя. А русскоязычных издателей сегодня совсем мало. Я также знаю, что фотографам из пост-советского пространства проблематично выезжать за границу и участвовать в международных фестивалях. Это дорого. Это сложно. Я знаю это по себе. Так что я чувствую определенную ответственность за этих ребят: я ведь с ними знаком, знаю, как с ними работать и пытаюсь это делать. У меня немало идей возможного сотрудничества с азербайджанскими авторами. Также есть несколько русскоязычных фотографов, с которыми мы планируем работать в ближайшем будущем. Не  называю имен, пока все не будет сделано, чтобы не сглазить.

У «Riot Books» нет определенного пакета услуг: мы понимаем, что у каждого автора – свои потребности. Поэтому мы пытаемся выслушать их и, по мере возможности, согласиться. Главное – чтобы и мне, и Веронике было интересно и выгодно работать над фотокнигой. Процесс обсуждения, разработки концепции книги и дизайна проходит в тесном контакте с фотографом. Ведь никакая книга не может быть издана, если её автора что-то не устраивает.

Несмотря на то, что особого патриотизма я за собой не замечал, как азербайджанец я все же очень хочу помочь что-то сделать своим азербайджанским друзьям-фотографам.

– Насколько я понимаю, сейчас ты гораздо больше времени проводишь в Европе, чем в Азербайджане, но связь со страной поддерживаешь, продолжая снимать свои проекты о родине, ее буднях, проблемах, с которыми сталкивается сегодня твой народ. Что сейчас происходит с азербайджанской фотографией? Насколько молодежь ей интересуется? Что тебе больше всего запомнилось из проектов, сделанных азербайджанскими авторами?

– В Мадриде я совсем не работаю как фотограф. Есть очень мало тем, которые интересуют меня здесь. Что касается Азербайджана, я не только интересуюсь тем, что там происходит, я чувствую ответственность за то, что должен снимать именно там. Потому что фотографов, особенно документальных или работающих с историями, в Азербайджане мало. Говоря о проектах азербайджанских фотографов, я могу вспомнить очень важную, особенно в гендерном аспекте, историю Ситары Ибрагимовой «A boy is OK, a girl is NOT». Эта история рассказывает о том, как в Азербайджане родители стараются родить мальчика и как семья часто нападает на мать, если та рожает девочку. Ситара поднимает вопрос растущего числа абортов, которые женщины делают в том случае, если узнают, что беременны девочкой…

Говоря об Азербайджане, могу отметить, что, как и фактически на всем пост-советском пространстве, там нет определенной школы документальной фотографии, нет даже факультета фотографии. Но самое главное, нет рынка!

 

52652.jpg
Обложка фотокниги Сергея Лебединского и Владислава Краснощека «Евромайдан», опубликованной издательством «Riot Books»
 

В Азербайджане нет ни одного журнала, который платит фотографам… Нет ни одной местной газеты, готовой это делать. Соответственно, фотографы вынуждены жить на редкие иностранные гранты, которые им очень сложно получить из-за языкового барьера. Второй проблемой является лень. И это, пожалуй, – главная проблема азербайджанских фотографов. Дело в том, что хорошие фотографы есть, но они, к сожалению, очень мало работают. Я их не виню, потому как нет мотивации, нет стимулирующего окружения, нет выхода к фестивалям, не способствует и финансовая сторона.  Ведь если ты фотограф, то на деньги, которые ты получаешь в Азербайджане, жить совсем нереально. Для жизни ты должен заниматься коммерцией. Так многие уходят в коммерцию и просто не возвращаются.

Фотокниг в Азербайджане, вообще, не существует. Как и не существует ни одного настоящего магазина фотокниг, а значит люди просто никогда не держали их в руках. Фотографы делают так называемые альбомы, или собрания лучших фотографий классиков в стиле тиражей , к примеру, издательства «TASCHEN». Понимая такую ситуацию, я также планирую в ближайшее время сделать в Азербайджане выставку фотокниг. Так как я пытаюсь это сделать своими силами, независимо, пока все продвигается медленно, но думаю, что мой план будет реализован. И мне действительно очень интересно посмотреть, как публика отреагирует на это.

Но сначала должна появиться школа, и я надеюсь, что однажды развитие получит и пресса, появятся редакторы, которые готовы оплачивать услуги фотографов. Пока нет мотивации, нет рынка, и я не знаю, кого винить. Конечно, у нас иногда проводятся мастер-классы, приезжают иностранные фотографы, но этого недостаточно. Зачастую все портфолио фотографов состоит лишь из работ, которые они сняли во время мастер-класса. Конечно, можно задать им вопрос: если делаешь историю, почему бы ее не продолжить и после окончания мастер-класса? Опять-таки ответ один: лень.

52644.jpg

Илькин Гусейнов – freelance фотожурналист из Баку (Азербайджан), один из основателей независимого издательства фотокниг «Riot Books». В настоящее время живет в Мадриде (Испания). Илькин тесно сотрудничает с организациями, занимающимися поиском решений общественных проблем в Азербайджане и соседних странах региона.

Ольга Бубич

Photographer.ru

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.