Вадим КАЧАН: «Незапланированные кадры часто самые интересные…»
02.09.2014 | 0

Вадим КАЧАН: «Незапланированные кадры часто самые интересные…»

Сегодня photoview.org начинает публикацию серии «Десять снимков: выбор фотографа». К каждому из наших героев – известных белорусских фотографов – мы обратимся с просьбой представить публике десять – всего десять! – своих работ. Самых любимых, лучших, значимых в творчестве, самых интересных, – с точки зрения самого автора, разумеется. Да, отбор безумно сложен, когда за спиной – много лет, а то и пара-тройка десятилетий в фотографии. Что ж, будем откровенны: мы обрекаем своих героев на муки выбора совершенно сознательно! Ведь мы надеемся, что в выигрыше будут все. Мэтрам проект даст повод оглянуться на пройденный путь. Для тех, кто только вступает в фотографию, сможет стать своеобразным виртуальным мастер-классом. У читателей появится возможность поближе познакомиться с творчеством отечественных фотомастеров, которое, прямо скажем, известно далеко не так широко, как того заслуживает… Ну а команде photoview.org будет просто невероятно интересно пообщаться с такими яркими собеседниками.      

В студии Вадима Качана – кожаный диван и высоченные потолки. В Минске осталось не так уж много старых домов с такими высокими потолками, ну а этот и вовсе особенный. В нем этажом ниже расположен Литературный музей Петруся Бровки, через дорогу – Национальный художественный музей, а внизу улица Ленина, как узкое ущелье, прорезает центр города насквозь: на горизонте виден даже небоскреб, непонятно когда успевший вырасти на нынешнем проспекте Победителей. Невозможно жить в таком доме, быть фотографом и не фотографировать Минск, думаю я, листая фотоальбомы и каталоги с работами Вадима Качана, пока сам автор колдует у монитора, выбирая «заветную десятку».  

 

– Практически все снимки, которые я выбрал для показа – кроме одного, из египетской серии, – сняты в Минске, – словно читая мои мысли, говорит Вадим Качан. – В то время, когда я активно занялся фотографией – а это были восьмидесятые годы, – большинство фотографов старалось фиксировать сельскую жизнь, а я, так уж сложилось, как раз больше снимал город. Видите, все выбранные работы выполнены в черно-белом варианте. Я работаю и в цвете, но мне кажется, что на странице черно-белые снимки не будут смотреться вперемешку с цветными: это помешает восприятию. А мне хочется, чтобы зритель воспринял эти работы, а через них – попытался понять и меня. Любая документальная фотография – она ведь не правдива, не объективна. Я столько раз говорил, что абсолютно объективным может быть только снимок судмедэксперта! Любая другая фотография – субъективна.

Здесь есть и цифровые работы, и пленочные. Жизнь так сложилась, что я занимался фотосъемкой в восьмидесятые, потом ушел из фотографии лет на двенадцать-тринадцать… Вернулся уже в цифровую…

В последние полгода я занимаюсь тем, что сканирую свои старые пленки, и я вижу ценность этих старых фотографий. Потому что все меняется. Минск меняется, люди … А фотографии осталась. Наверное, именно поэтому я и дал больше работ восьмидесятых годов: у меня сегодня такое состояние. Может быть, пришли бы вы через месяц-другой, я показал бы совсем другие работы. Сегодняшний Минск – вот он, здесь (кивает на окно), вышел – и фотографируй! А восьмидесятые канули безвозвратно. Их уже не вернешь. Я сканирую эти работы и показываю молодежи, своим студентам. Смотрю на их реакцию и вижу, что им это интересно.

Снимок 1. «Один в комнате». Минск, 1986 год

– Для меня человек в кадре – собирательный образ того времени. Сейчас пытаются идеализировать советское время, что, конечно, связано с текущей политической ситуацией. В России особенно. Там чуть ли не целое движение развернулось «назад в СССР». Здесь изображен ветеран войны, заслуженный человек, и видите, какая обстановка его окружает! Он живет в бедности. Наверное, современные сторонники движения «назад в СССР», идеализируя советское прошлое, об этом не задумываются, чего-то не знают или не понимают… Поэтому снимок, сделанный так давно, по-прежнему важен для меня. Я вижу в этом портрете портрет целого поколения. Любая фотография – личностная, если сделанный снимок не касается тебя самого – в этом, на мой взгляд, есть что-то неправильное, это уже не фотография, а некая механическая фиксация: бездушная, безучастная.

Снимок 2. «Остановка Немига», Минск, 1985 год

– Снимок из серии «Фототандем». Я ходил по улицам Минска, фотографировал прохожих… А это ночная съемка, и в ней, как мне кажется, чувствуется дух ночи. Два друга, они в кадре слегка в нерезкости, словно растворяются в этой ночи, и открытые двери троллейбуса... Кадр сделан в Минске, на улице Немига. Он, на мой взгляд, не о времени – он мог быть сделан и в другое время, например, сегодня. Хотя, разумеется, приметы времени и здесь есть: одежда молодых людей, троллейбус… Но куда важнее примет ускользнувшего времени – сама ночь. Есть в этом снимке что-то, что для меня очень важно.    

– Многие снимки из серии «Фототандем» делались незаметно, герои фотографий не подозревали о том, что их снимают. А здесь молодые люди явно позируют… Вы с ними общались, предложили им сфотографироваться?

– Скорее наоборот. Похоже, они слегка подшофе, стали, обнялись, сами предложили мне их сфотографировать. Я был с фотоаппаратом, со штативом… У меня тогда была среднеформатная камера приличных размеров. А тут два старых друга, может быть, еще с армейских времен – видите, тельняшка из-под рубашки выглядывает. Вот они и стали, позируя мне, а я в этот момент снимал что-то совсем другое. Вот такой незапланированный снимок. Но незапланированные снимки часто бывают самыми интересными.  

Снимок 3. «Юбилей». Минск, парк Янки Купалы, 1986 год

– Третий кадр сделан на одном из праздников в парке Янки Купалы. Здесь получилось передать состояние… И несколько планов: вроде бы главные герои снимка – это немолодые мужчина и женщина. Мужчина смотрит на женщину. И взгляд его очень выразителен. Но гвоздем снимка неожиданно становится мальчик на переднем плане. Словно перед нами проходят воспоминания пожилого человека о своей жизни, о прошлом… Возник, как это бывает в фотографии, какой-то дополнительный смысл.

Снимок 4. «Мальчик в пилотке», Минск, 1985 год

– Мне кажется, снимок настолько многоплановый, настолько разный… Ведь это не просто портрет ребенка – это портрет времени, когда мальчиков – даже с такими большими, красивыми глазами – воспитывали быть пушечным мясом. И здесь движения как раз на втором, третьем плане – велосипед, ритмичное движение ног – создают дух времени. Это снимок о том времени, когда все мальчики мечтали отдать жизнь за родину. Так воспитывало государство коммунистических зомби. Все кругом в мире враги, а мы хорошие. Жизнь человека тогда не ценилась, она стоила меньше любой железки и бумажки. Портрет мальчика, а в результате получился такой собирательный образ.

Снимок сделан во дворе, в Минске.

Я в этой подборке не дал ни одного снимка современного Минска. Хотя и сейчас я часто его снимаю – есть даже серия «Город иллюзий». Я просто выхожу на улицу и пытаюсь посмотреть на то, что я видел тысячу раз – да что там! миллиарды раз! – глазами человека, впервые попавшегося в этот город, впервые идущего по этим улицам. Фотограф должен уметь абстрагироваться. Смотреть другими глазами – это, наверное, по сути, забытое ощущение детства. Мы все родом из детства, и этот мальчик в военной пилотке, наверное, неслучайно здесь очутился… Может быть, он напомнил мне самого себя в детстве.

Снимок 5. «Берег Нила. Футбол» (из цикла «Люди Египта»), 2005 год

Фрагмент из сопроводительного текста к серии:

«Первое впечатление от Египта – рай земной – прошло через несколько дней пребывания в этой стране. Не все так просто в этом солнечном краю. Туристы живут в резервациях, куда жители из других мест попасть не могут. Передвигаться по стране можно только организованно, в автобусных колонах и под присмотром усиленной вооруженной охраны. По дороге частенько встречаются блокпосты. В общем, увидеть можно только то, что вам показывают. В некоторые районы западному человеку вообще вход воспрещен – опасно. Несколько миллионов человек, по словам гида-переводчика, голодают, питаются несколькими лепешками в день. И в то же время поражает роскошь недоступных для них отелей на берегу Красного моря».

– Это снималось еще до событий, которые недавно произошли в Египте, в 2004-2005 годах. Сначала я поехал туда как обыкновенный турист, потом увлекся темой… Серия работ «Люди Египта» была напечатана в российском журнале. В Египте происходило что-то неправильное – я это остро почувствовал и написал об этом в предисловии к каталогу, который был издан к выставке… Потому что слишком велика разница между жизнью простых египтян и роскошным существованием туристов в фешенебельных отелях. Социальный конфликт назревал, предчувствие грозы витало в воздухе… Этот кадр сделан на берегу Нила. Снимок был победителем на международном конкурсе в Киеве, в жанре репортажа. Видите, здесь мальчишки играют в футбол, а на заднем плане – надвигающаяся на них жизнь… Они еще ни о чем не подозревают, но волна жизнь нахлынет и понесет их – что, собственно, и произошло несколько лет спустя.    

Цикл фотографий «Люди Египта» состоит из нескольких документальных и фотомонтажных серий. Документальные – это «Люди Египта», «Графика Египта», фотомонтажные – «Фантазии Египта», «Билборды Египта». Серия выставлялась в Национальном художественном музее, тогда же вышел каталог. Она часто экспонировалась в России. Так что, можно сказать, у нее счастливая история.

Снимок 6. «Охотник за трофеями», 2012 год

– Вот здесь я снимал знакомого мне человека. Снимок сделан в домашнем музее, герой снимка – охотник в окружении своих трофеев. У этой работы тоже очень хорошая судьба: она была показана на выставке в Лондоне, печаталась на сайтах ведущих английских газет, в том числе в The Guardian. Снимок знаковый – об ответственности человека за мир, за природу. Тут как-то неожиданно получилось, что сам человек неожиданно стал частью коллекции, экспонатом.

Снимок 7. Из серии «Портрет с портретом. Снимок длиною в жизнь», 2013 год

– Буквально на днях завершил серию «Портрет с портретом». Каждый из героев серии держит в руках свою фотографию – или детскую, или просто любимую… Начало серии было положено где-то в 2003-2004 гг. Серия с хорошей историей, была показана во многих городах России, участвовала во многих выставках, вошла в каталог. А спустя десять лет я решил вернуться к своим героям, начал новую серию фотографий, которая называется «Портрет с портретом. Снимок длиною в жизнь». На этом кадре два двоюродных брата: у одного из них осетинские корни, второй – белорус, они вместе воспитывались – видите, на детских фотографиях они рядышком. А вот через десять лет я делал фото уже в студии, здесь они держат в руках ту работу, которую я снимал в 2003 году. Вот такой получается снимок длиною в жизнь. Тут для меня важна, прежде всего, реакция героев снимка на фотоаппарат. Ведь я, в общем-то, никому не давал никаких установок, как держаться перед камерой… Но что интересно, у всех, кого я снимал в этой серии, состояние было в чем-то одинаковое: немножко философское, задумчивое, человек погружался в себя, в свои мысли. Мне самому очень нравится эта серия. Работа свежая, еще не выставлялась. Некоторые люди, чьи снимки вошли в первую серию, уже ушли из жизни. Чтобы сделать работу из новой серии, я приезжал на кладбище, ставил фотографию из той, первой серии, у памятника…  

Снимок 8. Работа из серии «Внутренние миры», 2005 год

Фрагмент из сопроводительного текста к серии:

«А что такое жизнь?

Что такое живой человек с его собственным внутренним миром?

Нас в мире миллиарды. Мы порождаем еще миллиарды миров, своих миров. Жизнь бесконечна. Миры бесконечны.

Каждый человек живет вечность. Жизнь каждого из нас наполнена поиском ответа на самый главный вопрос: для чего и что нас ждет? Что ждет наши миры, когда нас не будет? Когда мы растворимся в вечности, что будет тогда  с нашими мыслями, воспоминаниями, чувствами, переживаниями, фантазиями, с нашим внутренним миром? Ведь он такой же бесконечный как сама жизнь.

Или это нам только кажется, что жизнь бесконечна?»

– Это уже цифровой монтаж. О смысле жизни. О том, что все телесное – смертно, оно меняется, и важно что-то другое. У снимка тоже хорошая судьба, с ним связана интересная история: у меня в гостях был известный польский фотограф Кшиштоф Гералтовский, он увидел эту работу и попросил, чтобы я ее ему подарил, предложил в обмен любую из своих работ… Я выбрал замечательный портрет Станислава Лема. Позже, когда в Варшаве проходила моя персональная выставка, произошел еще один интересный случай. Эта работа была представлена на выставке в большом формате. Теперь она, кстати, хранится и в Польше, в Союзе фотохудожников Польши. Одна зрительница подошла, подарила мне розу и сказала, что вторую розу положила на ту работу, которая ей больше всего понравилась. Оказалось, как раз на эту. Конечно, мне было очень приятно.

Снимок 9. «Воспоминания о будущем», 1990 год

– А вот пленочный монтаж восьмидесятых годов, работа называется «Воспоминания о будущем». Она включена в каталог «Photo Manifesto», изданный в 1991 году в Нью-Йорке. Основа здесь – Верхний город, я в те годы очень любил его снимать. Старые дома хранят в себе атмосферу прошлого, здесь все еще пребывают души тех, кто в них жил раньше. И эту атмосферу можно почувствовать… Мне всю жизнь нравятся старые дома. Верхний город начали ломать и перекраивать в середине 80-х. Я сейчас сканирую свои старые негативы, мне в этом помогают мои ученики. Я снимал очень много домов, руин. Невзирая на то, что там все разорено, поломано, там есть какое-то особое состояние…

Монтаж тогда делался вручную, под фотоувеличителем, это очень сложно, но я был увлечен. В свои монтажи я пытался вложить то, что тогда чувствовал. По-моему, многое удалось.   

Снимок 10. «Звонок в другой мир», 1988 год

– Это кадр из серии «Детский дом». Товарищ предложил мне пойти поснимать в детский дом, я пошел – и на какое-то время заболел темой. Получилась огромная серия. Она, кстати, еще нигде не выставлялась. Но я еще планирую, если Бог даст, и книгу выпустить, и выставку сделать о детском доме. Тогда это была очень больная тема. Как и сейчас… Этот старый телефон-автомат – он здесь как портал в другой мир.

Почему эта серия мне дорога? Может быть, из-за детских воспоминаний. Я родился в деревне, позже мы переехали в Брест, там я заканчивал школу. В Бресте мы жили в частном секторе, у меня был сосед Николай, мой одногодка. У него умерла мать, и отец отдал его в интернат, то есть фактически в детский дом, забирал его только на каникулы. Приезжая, Колька, конечно, рассказывал мне, какая у него интересная жизнь, хвастался шалостями, которые мальчишки вытворяли. Наши сараи стояли рядышком, была такая «нейтральная зона», общий закуток, где мы, бывало, встречались, курили втихаря… И однажды я услышал, как он, забравшись, туда, плачет – ему на следующий день нужно было возвращаться в интернат, детский дом, а он не хотел… Наверное, воспоминание о том, как я нечаянно оказался свидетелем чужого горя, во мне жило… И когда появилась возможность пойти снимать в детский дом, я ею воспользовался. Несмотря на то, что серия снималась несколько десятилетий назад, думаю, ее и сегодня можно показать. И может быть, мои снимки смогут кому-то помочь. Хотя бы одному ребенку.

 – Мне кажется, фотографии, которые могут кому-то помочь, – сегодня как раз не востребованы.

– Ну что вы! Любая фотография – неважно, в интернете ее показывают или же на выставке, –имеет воздействие на зрителя. Если она сильная – она задевает какие-то струны души, и с человеком что-то происходит. Другое дело, что у нас в музеи на выставки не ходят простые зрители, чаще всего, идут подготовленные. Поэтому, наверное, фотографам было бы неплохо использовать и другие возможности выставить работы. В кинотеатрах, скажем, фотографию сможет увидеть куда большее число зрителей. Это один из вариантов найти зрителя: человек приходит в кинотеатр, и перед сеансом он ходит, смотрит работы… и с ним может неожиданно что-то произойти, что его зацепит, тронет… Во многих городах Европы фотографии вывешивают прямо на улицах. И в той же Польше, и в Литве… везде, кроме Минска. У нас этого, конечно же, нельзя. Хотя сейчас проходит фотовыставка под открытым небом в парке Горького, но она такая, знаете, ура-патриотическая, в духе «да здравствует счастливое советское детство»… Почему-то, чем беднее страна, тем сильнее желание демонстрировать «красивые» снимки. Почему-то в Канаде, Штатах – не боятся выставлять «неудобные» фотографии, которые задевают за живое, затрагивают социальные проблемы. Нам нужно то же самое. Но пока мы наблюдаем только отчаянное желание чиновников показать всему миру, как у нас все прекрасно и благополучно.

Когда искусство не шокирует, не цепляет, не берет глубоко за душу, не переворачивает ее, не дергает за струны в душе человека, – это не искусство. Это просто любование чем-то «красивеньким». Конечно, это многим нравится, и сейчас многие как раз этим и занимаются. С другой стороны, искусство должно переворачивать душу, но не должно быть прямолинейным. Что мне не нравится в конкурсных работах World Press Photo – много крови. Есть вещи, которые глубже тронут человека, чем горы трупов на фото. Глядя на трупы, человек не станет добрее, не откажется воевать. Да, все знают: смерть – ужасно, война – ужасно. Фотограф должен донести свою мысль до зрителя другими изобразительными средствами. Может быть, в кадре должен быть ребенок, его глаза... Или что-то совсем другое… Прямолинейное решение – не самое лучшее.                 

 

Записала Людмила ДРИК

 

Вадим Качан родился в 1958 году в Беларуси, в деревне Залядынье Ивановского района Брестской области. Живет в Минске, преподает фотографию. Участвовал в более чем 100 республиканских и международных выставках в США, Дании, России, Польше, Литве, Латвии, Украине. На его счету 25 персональных выставок. Работы фотографа хранятся в 15 галереях и музеях Беларуси, России и Польши, а также в частных коллекциях во многих странах. Публикации в пятидесяти периодических изданиях и альбомах. Автор фотоальбома-книги «Фотографии прошлых лет» (Минск, «Юнипак», 2005 год) и фотоальбомов «Люди Египта», «Лица», «Минск. Город и люди» (Минск, «Артия Групп», 2009, 2010 и 2011 гг.). Член нескольких творческих союзов – БОО «Фотоискусство», Белорусского союза дизайнеров, Союза фотохудожников России. Персональный сайт vadimkachan.by

Портрет Вадима Качана – фото Сергея Михаленко 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.