Фотография в «Avant–gARTe»: размах, концепция или актуальность?
03.06.2014 | 0

Фотография в «Avant–gARTe»: размах, концепция или актуальность?

Фотографическая экспозиция масштабного проекта «Avant–gARTe. От квадрата к объекту» оставляет двойственное впечатление.

С одной стороны, она выдержана в едином стиле, компактна и даже свободная стена напротив собственно фотографий помогает зрителю увидеть «Город» таким, как это предлагает куратор Сергей Жданович. С другой стороны, нужно понимать, что в основу концепции положен образ Минска, конкретного, а не условного города – провинциального или столичного полиса умозрительной модели.

Выясняем подробности с Сергеем Ждановичем, при участии собравшихся на экскурсию фотографа Сергея Кожемякина, музыканта Сергея Пукста, арт-критика Анны Самарской. С их помощью наш разговор быстро перешел в формат непринужденных высказываний и реплик.

Любовь Гаврилюк. Сергей, в чем было концептуальное решение экспозиции? Почему ваш «Город» получился таким академичным и безлюдным?
Сергей Жданович. Вся экспозиция выставки «Avant–gARTe.От квадрата к объекту» опиралась на готовые, законченные проекты. И я, скорее, не куратор, а автор идеи для этой части выставки. Мне был важен ее стержень, целостность, а не набор разноплановых фотографий.
Я предложил несколько вариантов, все они предполагали авторский взгляд на городское пространство. В процессе формирования экспозиции отобрал законченные проекты четырех авторов – Артура Клинова, Вадима Качана, Сергея Кожемякина и мой. Позже к ним присоединилась серия Марины Батюковой. В итоге здесь нет точечных работ, все проекты проверены как выставочные (то есть сделан окончательный отбор) и даже как издательские. Например, «Город солнца» Клинова стал уже знаковым альбомом.

Важно было показать эти проекты основательно, а не по 5 работ. И это пожелание тоже было реализовано, хотя мы были ограничены площадью.
Стилистически это мой субъективный выбор - мне нравится такая фотография: строгая, черно-белая. Поэтому я предложил эту идею, этих авторов и эти работы.
В плане экспонирования, в целом, остался доволен. Единственное «но» - сразу планировалось, что у фотографии будет отдельный павильон: работы смотрелись бы как единый выставочный проект.

Сейчас по соседству появилась скульптура, текстиль – но мы старались, чтобы они не мешали зрителю. Был еще вариант размещения в небольших боксах, но так, я считаю, лучше.

Л. Г. Сергей, а что вы не взяли в свой «Город»? Безусловно, я признаю право кураторского выбора, но объясните мне, почему в вашем Минске нет стрит-фотографии, нет портретов, возможно, репортажа?
С. Ж. Изначально я отбирал только арт-фотографию. Были варианты более разнообразные, с цветом (соответственно, с другими авторами), но они не были утверждены выставочным советом. С другой стороны, нам могли вообще не предлагать и мы бы не сделали отдельный фотографический блок в рамках экспозиции.

Л. Г. Можно ли сказать, что, по вашему мнению, получилось, а о чем вы сожалеете? Например, у Олега Яровенко есть новая интересная серия о Минске.
С. Ж. Не имеет смысла сейчас это обсуждать: всегда есть что-то, что не взяли... Я просмотрел очень много сайтов и портфолио, но выбор пал на проверенные вещи, в известном смысле повлиявшие на ситуацию в современной белорусской фотографии – я имею в виду «Город Солнца», городские пейзажи Вадима Качана. Они уже стали фактом истории.
Очень важно и то, что изначально мы решили отказаться от единичных фотографий, от поисковых вещей. Действительно, есть примеры хороших портретных и стрит-серий, у того же Вадима Качана, но они не вписывались в экспозицию.

Л. Г. А в итоге оцените все в целом: Минск – город-иллюзия, город-призрак, лишенный людей, их энергетики… Вы таким видите городское пространство? Точнее, это исчерпывает весь контекст, всю городскую среду?
С. Ж. Да, у Вадима Качана город в тумане – это Минск, всем известный, но он приобретает несколько иные качества. Туманы создают город-двойник, отчасти нереальное пространство. И мне даже не хотелось дробить эту идею на «день» и «ночь», хотя у Вадима есть такие снимки. Хотелось цельности даже в небольшом проекте.

Л. Г. Марина Батюкова тоже видит в городе тени прошлого, коннотации с советскими годами его истории.
С. Ж. Марина присоединилась к нам, когда все уже было сформировано, но ее проект лег в эту идею и в эту экспозицию!
Повторю, были и другие предложения, но я от них отказался, чтобы сохранить основной стержень и идею.

Л. Г. И все-таки, «Кинестетика» Андрея Щукина и его «домашний альбом» с видео, еще несколько фотографов «затерялись» среди других авторов, и относительно вашего «Города» выглядят автономно.
С. Ж. Да, это точечные включения: снимки Владимира Парфенка, Валерия Ведренко, два проекта Щукина. Еще несколько фотографов, в основном, в рамках проектов галереи «Университет культуры». И все это вместе - срез сегодняшней фотографии. Так или иначе, участие фотографов в «Avant–gARTe» важно, как участие в любом крупном проекте. Я думал об этом очень много. Нужно ли участвовать? И если что-то не устраивает – что, забрать работы и уехать? Пришел к выводу, что участвовать нужно.

Сергей Кожемякин. Надо понимать, что фотографическая часть – только фрагмент общей экспозиции. То есть, то, что предоставили кураторы, и что было возможно реализовать в имеющихся условиях. Им нужно было принять решение: быть в этом огромном зале единой частью целого или дробить общий замысел еще больше?

Сергей Пукст. Возможно, мое мнение не совсем к месту, поскольку как автор я не работаю с фотографией… Да, некоторые вещи выглядят странно, но ведь это не галерея, а нечто совсем другое. Поэтому зритель постоянно отвлекается на посторонние объекты, а они здесь очень активные – одни люстры чего стоят.
На Триеннале, сравнение с которой неизбежно, поскольку сейчас и тогда все происходило в одном и том же месте, фотография была представлена гораздо хуже. Там не было света, и просто ничего не было видно. Пусть сейчас другие авторы и другие работы – я их не сравниваю, но прогресс, по-моему очевиден.

С.К.Та выставка была бесплатной, отсюда и экономия… А сейчас сделали дорогой билет, но в зале весь день горит свет. Я хочу сказать, что от художников это не зависит никак. Наоборот, есть мнение, что прошлый блок фотографии был удачнее – в плане концепции, визуально и экспозиционно.

Можно сравнить «Avant–gARTe» с другой большой выставкой - «Радиус нуля». Там, наверное, было более чистое кураторское высказывание, а как в художественном плане?

С. Ж. Нет, эти экспозиции я бы не сравнивал, там речь шла о другом. И организаторы очень долго искали подходящее пространство. Для меня это вещи разного порядка.

Л. Г. Мы сейчас говорим о том, как работает автор с пространством, и насколько зритель вовлечен в эту работу. Все три выставки, о которых вы вспомнили, проходили не на галерейных площадках, и это ключевой момент. Все они гиперактивны, и абсолютно разного назначения – и цех завода «Горизонт», и бывшее «БелЭскпо». «Победить» их можно было только очень грамотной работой архитектора и обязательно с командой дизайнеров. Масштабные проекты так делаются во всем мире, ничего нового я не открываю. И никто меня не переубедит: здесь архитектор должен был работать месяц, а еще раньше нужно было привезти все работы (а не в последний день!). И продумать план экспозиции, исходя из содержания работ. А не формально разделить: здесь Витебск, здесь сцена, здесь фотография.

Анна Самарская. Сначала обсуждался такой план: два полукруга – в одном более традиционные жанры, скульптура, живопись; во втором - новые медиа. Там были бы видео, смешанные практики, наверное, и фотография. Но эта идея ушла. Понятно, что проведена большая работа, и понятно, почему выделены проекты «Университета культуры» и Союза дизайнеров. Но нельзя не согласиться, что в этом варианте нет целостности.

С. К. В основе все-таки лежит замысел куратора, которую архитектор и дизайнеры только воплощают… А здесь задача была в том, чтобы показать современное искусство, в том числе, гостям ЧМ. Остается надеяться, что туристы и болельщики не скажут, что оно провинциально. У них все-таки есть определенный вкус и насмотренность.

А. С. Люди, увлеченные спортом, вряд ли увлечены искусством, но они уже начинают приходить на выставку.

С. Ж. Да, журналисты и блоггеры приезжают заранее, чтобы написать о городе и стране, куда собираются ехать болельщики. Это хорошо, пусть смотрят сами, потому что иначе мы так и будем читать, какие белорусы дремучие...
Для европейской страны такая выставка - это инвестиции в визуальное искусство, в культуру. Может быть, белорусскому искусству как раз и не хватает такого масштаба. Мы привыкли думать, что вот сделали для себя, ну и хорошо... Кстати, в связи с кризисом, сейчас повсюду фестивалей искусства стало меньше.

С. К. К вопросу о том, зачем участвовать в таких выставках. Автор всегда хочет показать свои работы как можно большему кругу людей. Поэтому, когда появляется такая возможность, это надо делать. Мы видим, сколько людей сюда приходит, и придет еще после ЧМ. Сами работы, кстати, на хорошем уровне. Люди понимают и принимают современное искусство.
Нет принципиальных причин не участвовать – к авторам не было никаких требований, не было ограничений. Единственное, что могу отметить: мой проект в авторском видении представлялся в Гомеле, в проекте «Дворцовый комплекс». Здесь он немного сужен по экспонированию, но это по объективным причинам.

С. Ж. Мой проект «Incertum» тоже выставлялся в Музее современного искусства полностью, с инсталляциями и текстом. А здесь я сделал только выдержки. Но это тоже из соображений идеи и ее цельности.

С. К. Мы сейчас обсуждаем, как можно было сделать лучше, но уже очевиден факт признания творческой фотографии. Еще совсем недавно фотографию не воспринимали как отдельный, специфический вид искусства. Остался только вопрос, какой видят современную белорусскую фотографию и насколько значима в этом контексте самоорганизация фотографов. В частности, общественная организация «Фотоискусство».

Почему фотография не представлена в Национальном художественном музее на выставке «XX веков белорусского искусства»?

Л. Г. Да, это мог быть Булгак, Прушинский. Но на этот вопрос у меня нет ответа.

С. К. Все по-прежнему держится на энтузиазме, организаторы «Avant–gARTe» обратились к фотографу Ждановичу, как к частному лицу. И он выполнил работу куратора.

Л. Г. Рассмотрим эту проблему в другой плоскости - это ведь хорошо, что автор, независимо от того, представляет он какую-либо институцию или нет, получил право и возможность кураторского высказывания.

С. П. В этой экспозиции нет прошлогодних аттракционов, но есть свет и все направлено только на современное искусство. В прошлый раз было впечатление, что организаторы хотят быть привлекательными для некоего начальства, которому, с их точки зрения, эти аттракционы должны понравится. А сейчас все яснее по мысли и по форме, модерновое, но тоже яркое.

С. К. Эта выставка ориентирована на восприятие иностранцев, ее нельзя было делать с расчетом на сугубо внутренние вкусы. И возвращаясь к проблеме концепции и отбора, отметим хороший профессиональный уровень пейзажных серий. Допускаю, что, в частности, в портретах у нас такого уровня нет. Нужна современная подача, новые форматы.

С. П. Да, и тут нужно отметить большую цивилизационную роль ЧМ – мы сделали попытку собраться с силами и подняться на новую высоту. (Смеется)

Л. Г. Все аргументы понимаю, но не могу согласиться, что этим исчерпывается взгляд на город, что нельзя было наполнить его жизнью, найти более новые визуальные решения. Разве это авангард, в конце концов? Разве нет у нас потенциала? Оказывается, нет, и остается только уповать на «кураторское решение».
…И кстати, почему все зрители смотрят (я наблюдала!) home video Андрея Шукина? Потому что там есть настоящая жизнь…

С. П. Вы все время говорите о концепции. Но вот я думаю, не выпадает ли при этом самое интересное? В какую концепцию вписался бы Картье Брессон? Да ни в какую… А Родченко? Он же просто рвет все сочетания, он ни с кем рядом быть не может!
Я часто сталкиваюсь с этой проблемой: в концепцию никогда не входят самые яркие проекты и самые яркие люди.

С. Ж. У меня тоже есть личные предпочтения. И повторюсь, я пересматривал очень много работ, это не прошло бесследно. Но нужно сделать проект, повозить его, проверить - сначала пусть он состоится как событие. Хотя бы как персональная выставка.

С. П. Да, и художники нарочито делают то и так, что бы вписалось в ваш формат, или в такой фестиваль! Это уже не самостоятельное произведение... Я сталкиваюсь с этим пожирающим форматом!

Л. Г. Спасибо, это хорошая идея – ведь можно сделать персональную презентацию в рамках большого проекта. А автор тогда будет специальным гостем в программе. Ему не нужны эти взаимосвязи, наоборот, ему нужно быть совершенно отдельным.

С. Ж. В нашем случае поисковые, эпатажные вещи исключались. Это подходит формату триеннале, биеннале – они специально создаются для этого.

С. П. А в результате все поиски стабилизируются и превращаются в технологию. Чтобы попасть на такую выставку, достаточно все сделать аккуратно, и вообще изумительно, а потом работы будут гарантированно побеждать на конкурсах и т.д.

С. К. Эта проблема решается при большом числе фестивалей, самых разных. У нас, действительно, подобных выставок одна-две, и так получается, что это не место для молодых.

Л. Г. Для начала такие проекты просто должны быть. И должна быть институция, которая бы их поддержала.

С. К. Мы видим отдельные серии молодых, например, в последнее время, в дневниковом стиле. Но в них нет такой новизны, чтобы стоило разрушать концепцию и уделить им половину этой площади. Опять таки, отдельный аспект - что такое арт-фотография сегодня?

С. Ж. Согласен. Я не люблю смешивать арт- и документальную фотографию, репортаж – хотя по отдельности все может быть интересно. Иногда очень достойные вещи не вписываются в концепцию.

А. С. Обидно все-таки, что фотографии так мало, и она все же немного разбросана, а от этого теряется. Мне бы хотелось, чтобы все было более целостно – включая Щукина, видео-проекты.
Мне не хватило этой компактности, но я вижу, что сделанное решение понятно и приемлемо. Пока что мы не отвечаем многим потребностям, и очевидно, почему некоторые художники не хотят участвовать в подобных проектах. Так устроена арт-среда, но я думаю, что работая в большой системе, просто надо свое дело делать хорошо.

Л. Г. …И тогда пустая, аскетичная стена напротив фотографий будет очень хороша для понимания принципиальной чистоты города.
С. К. С учетом и пониманием всей реальности.

Автор: Любовь ГАВРИЛЮК

Фото: Сергей ЖДАНОВИЧ

 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.