«Наше общее личное»: измерения и трансформации в украинской фотографии
08.05.2014 | 0

«Наше общее личное»: измерения и трансформации в украинской фотографии

С каждым днем тот факт, что мы вообще увидели украинскую фотографию, становится все более удивительным. «Наше общее личное» на пике украинских событий заставляет смотреть на весь проект творческой мастерской «L∞K» с особым вниманием.

Мне уже приходилось писать, что Минский фестиваль фотографии этого года – это история о связях, нашем взаимном знании и незнании друг друга, о тех разных векторах, в которых развиваются личные творческие карьеры и фотографическое искусство наших стран – Армении, Беларуси, Литвы, Молдовы, Украины.
С небольшим опозданием проект украинских авторов все же был показан в залах минского Центра современных искусств. Группа «L∞k» представила работы следующих авторов: Валерия Барвинская, Дмитрий Баров, Игорь Бельский, Лана Янковская, Лия Достлева, Николай Кожемяко, Ольга Касянюк, Ольга Ткаченко, Светлана Морозова, Юрий Лисовский, Юлия Полунина-Бут при участии основателя мастерской Александра Ляпина, а также художника Антона Логова, Ивана Богдана, Юлии Соболевской.

  • Напомню, что до сих пор в Минске состоялся только один украинский персональный проект - Игоря Гайдая в Национальной библиотеке в 2010 году («Украинцы. Начало третьего тысячелетия», «Космос украинского хлеба» и «9+3»). Тогда казалось, что это только начало, но продолжение последовало только сейчас.

Думается, ракурс «общее - личное», предложенный белорусской публике мастерской «L∞k», очень знаменателен. Для общества, которое прошло уровень самоидентификации и отрефлексировало это понятие в искусстве, наверное, такой подход закономерен. Если считать, что в Беларуси этот этап еще не пройден, и вообще, каждое поколение решает эти проблемы по-своему, он может стать ключевым.
Насколько мастерская и ее участники представляют фотографию своей страны? В таком ключе тоже можно рассматривать «общее – личное». Но все это вопросы стратегий, они для будущего, если можно так сказать, для домашнего задания.
Пока же вернемся к собственно фотографической практике, к конкретным сериям. Я предложила бы рассмотреть их в целом, как некий гипертекст или корпус визуальных высказываний. Тем более, что проект отличается цельностью, в нем очень четко выдержана общая концепция.

Все без исключения фотографы опираются на слово - описание своей мотивации, каких-то событий, иногда это что-то вроде литературного эссе. Все очень эмоциональны, открыты, драматичны. Не даром же этот «Look» означает не взгляд и не вид, а лук, то есть овощ с резким запахом и вкусом. Ну, или резкость оптики, если все-таки вернуться к английскому значению слова.

Очень важно, что тексты самым непосредственным образом связаны с визуальным рядом, авторы находят моменты синтеза, и каждый кадр считывается легко – у белорусских фотографов эта связь не так очевидна. Напрашивается сравнение с серией Андрея Дубинина «Человек на дороге», которая была показана одновременно с украинской фотографией, в соседнем зале и тоже в рамках фестиваля.
В целом, это обращение к давнишней проблеме фотографии: насколько она самодостаточна? Рассказывает ли все сама или ей нужна вербальная поддержка? В состоянии ли зафиксированный опыт фотографа быть исчерпывающим как высказывание? Однозначного ответа, конечно, нет.

«Наше общее личное» от группы «L∞k» без сомнений тяготеет к арт-фотографии. Фотографы позиционируют себя как художники, работая с формой: композицией, цветом, наложениями, фактурами (Иван Богдан «Солярис», Александр Ляпин «4 предмета»). Но концептуально они остаются фотографами, то есть сохраняют непосредственный контакт с действительностью; и даже «Мираж» Ольги Ткаченко, максимально обнажая телесность, выводит зрителя к теме кажущееся/настоящее. Характерно, что обязательный в сериях текст здесь введен в изображение, но написан не буквенными знаками, а зашифрован.

Заразительная «Эйфория» Николая Кожемяки демонстрирует, как индивидуальное и публичное взаимодействуют друг с другом, формируя целостное переживание. Ностальгия минорна, а травматичный опыт будоражит авторов и транслируется прямо, без иносказаний и реверансов. Таковы «Негативы памяти» Дмитрия Барова, «Аффект памяти» Лии Достлевой, «Утонувшие воспоминания» Ланы Янковской. Кульминации достигает Юлия Полунина-Бут в «Затишье дракона»: ее отпечатки интимны, посвящены разрушению и даже трэшевый второй сюжет с заброшенным треком только смягчает основную линию.

Николай Кожемяко. Эйфория

Лия Достлева. Аффект памяти

Лана Янковская. Утонувшие воспоминания

Юлия Соболевская. Рубиновая свадьба. Горько

Повторюсь, что, работая с самыми тревожными и актуальными для авторов проблемами и фобиями, фотографы используют инструменты арта, но не документальную стилистику. При том, что фотография часто вписана социальный контекст («Черт» Юрия Лисовского об уличных собаках, «Рубиновая свадьба. Горько» Юлии Соболевской о семье, где живет тяжело больной человек). Нелицеприятность как качество только заставляет авторов искать соответствующую форму – резкую, не статичную, не удобную для глаза.

Вероятно, ближе всех к видению художника подошел Антон Логов в серии «Постфактум», комбинируя фотографическое изображение с графикой. А точнее всех в визуальном исследовании оказалась «Венера» Валерии Карпинской.

Думаю, балансирование на гранях художественного и документального – самое любопытное в собственно фотографической составляющей проекта. После его бесстрашия и откровенности, разумеется.

  • Автор: Любовь ГАВРИЛЮК
  • Фото вверху: Иван БОГДАН. Solaris

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.