Открытый архив: молодая белорусская фотография в свободном доступе
15.05.2014 | 0

Открытый архив: молодая белорусская фотография в свободном доступе

Несколько замечаний с круглого стола «Реконструируя фотографическую историю: от «Минской школы» до поколения «By Now».

Встреча фотографов и экспертов состоялась 8 мая и ставила перед собой задачу определить, насколько уже в наше время, в суверенной Беларуси, поддерживаются внутренние связи преемственности среди фотографов разных поколений. Нужны ли молодым эти связи, что происходит с визуальным языком молодых, и как они работают в меняющихся условиях. Модераторы обсуждения Дарья Амелькович (газета «Культура») и Алеся Белевец (журнал «Мастацтва») предложили двум группам фотографов принять участие в дискуссии. В числе приглашенных были Сергей Кожемякин и Владимир Парфенок от «Минской школы», и Андрей Ленкевич, Алексей Наумчик и Александра Солдатова от молодого поколения. Нейтральными экспертами стали Юрий Васильев, Любовь Гаврилюк и Анна Самарская.

Разрыв традиции необходим
К такому выводу я пришла в результате обсуждения первого блока вопросов. Он касался конца 1980-х – 1990-х годов: «Минской школы» и тех новых выразительных средств, которые искали фотографы, привлеченные тремя студиями Валерия Лобко. Организованные для того, чтобы укрепить фотоклуб «Минск», студии не только не привели в него новых членов, но и создали новое объединение «Провинция». А вслед за ней и другие творческие группы: «Париж», «Мета», «Камера хранения», «Аэро»…

Клубные и репортажные/идеологические традиции фотографии остались позади ввиду того социального перелома, который произошел в обществе – перестройка, образование суверенных государств, выход из ситуации андеграунда многих художников, советских, а вскоре и белорусских. Многочисленные литературные публикации, запоздавшие мировые кинопремьеры и заполнение информационного вакуума в сфере современного искусства стали той почвой, которая помогла формироваться новому визуальному языку. Тем более, что методикой Валерия Лобко было не натаскивание студентов в получении ремесленных навыков, а стимулирование их к творческому процессу, развитие понимания современного искусства. Произошел поколенческий и мировоззренческий разрыв, в нашем случае, на арт-поле.
Для того, чтобы сформировался тот фотографический пласт, который впоследствии был назван «минской школой», очень важным было внимание западных кураторов. Как раз в этот период они и проявили интерес к новой фотографии – без советского репортерства и клубного любительства.

По словам Ю. Васильева, «совершенно другими были Г. Москалева, В. Парфенок, И. Савченко, В. Шахлевич. Клуб ждал развития, но произошло отторжение. Хотя успешно проведенные нами всесоюзные выставки «Фотографика» (1971 – 1989) свидетельствовали о том, что и клубная фотография стремилась уйти от советского, подцензурного репортажа к искусству».

Вспоминая более ранние годы, следует отметить, что и в 50-е годы фотографы во многом ушли от довоенных подходов к съемке. Во-первых, колоссальный, ни с чем не сравнимый опыт они получили в 1941 – 1945 годы, во-вторых, многие привезли хорошие, трофейные фотоаппараты. Наконец, тот факт, что люди вообще пережили войну и к тому же увидели Европу, значительно продвинул фотографию, сделал ее тематически честнее. Хотя, в отличие от европейцев, «советский солдат не мог быть убитым» и для съемки на городских улицах еще долго требовалось официальное разрешение.
В предыдущие десятилетия, коренной перелом произошел в 20-е годы, с приходом в фотографию А. Родченко, Г. Петрусова.

Таким образом, традиция прерывалась неоднократно, делает вывод Ю. Васильев. …Думаю, такой ход событий был полезен для развития творческой фотографии: не выходя за рамки общепринятого, нельзя сделать что-то свое, новое. На персональном уровне, знать историю искусства не означает следовать общему канону. И абсолютно понятно, что молодой художник не хочет и не может повторять пройденное другими. Что же касается фотографии как медиума, основная особенность которого состоит в контакте и осмыслении реальной действительности, мощнейшие социальные катаклизмы не могли не вызвать в ней радикальных перемен. Поэтому исследование нового контекста 90-х и поиск адекватного ему визуального языка, утверждение белорусской фотографии в статусе вида искусства и образовали этот разрыв, понятный и здоровый с точки зрения логики времени.

Цифровые технологии: неограниченные возможности и проблемы
Второй блок вопросов «круглого стола» был посвящен переходу от аналоговой фотографии к цифровым технологиям, и соответственно, ожиданиям нового уровня в творческой фотографии. В Беларуси это произошло в конце 90-х – начале 2010-х. Но ли сбылись ли прогнозы, появилось ли новое качество у фотографических проектов?
Казалось бы, «цифра» переменила в фотографии все. Пришло не просто новое поколение инструментов съемки и печати, изменились представления о фотографии. Она превратилась в социальную практику невиданных ранее масштабов: теперь документируется каждый жест и шаг человека, события и состояния мгновенно становятся достоянием сотен, тысяч, миллионов зрителей. Но в арт-фотографии перемены не столь очевидны. И вопросы, которые вынужден задавать себе автор, делающий серьезный проект, остались те же: о чем и для чего, какими средствами? Теперь, когда цифровые технологии освоены, и предлагают все новые горизонты, стало понятно, что художников в фотографии как было мало, так и осталось.

Бесконечно усложнился отбор фотографий, отодвигается момент печати и публикации, осложняется презентация. Салонная, оформительская фотография, которая была востребована всегда, в условиях огромного рынка изображений не просто растет, а агрессивно занимает все новые позиции.
Казалось бы, расширение информационного поля помогает продвижению автора, но и тут - свои подводные камни. Пример многих фотографов говорит о том, как сосредоточенно должен работать художник, и как неоправданно много времени и сил растрачивается на общение в сети, поддержание условных контактов и малоэффективных коммуникаций. В лучшем случае, то, что должен делать арт-менеджер, ложится на плечи автора. Понятно, что это вынужденная ситуация.

Отсутствие серьезных институций в арт-фотографии перестало быть актуальной темой
На самом деле положение вещей не столь однозначно. Но проблема существует так давно, что молодое поколение уже воспринимает ее как данность.
По-прежнему нет Музея фотографии с постоянной экспозицией белорусской классики, нет коллекции фотографии в Национальном художественном музее, нет специализированных галерей. Отсутствие «Антологии белорусской фотографии» еще усугубляет ситуацию. Да и неровно пульсирующая фотографическая жизнь – на разных площадках, без системного подхода, без офф-лайн издания, оставляет желать лучшего. В фотографическом образовании проблем не меньше.

Но штука в том, что для молодых фотографов все это не стало барьером.
Все представители поколения «by now» прошли стадию обучения на нескольких курсах. Все очень обдуманно выбирают последующие стажировки и периодически выезжают на портфолио-ревю (в Минске такая возможность была только раз), успешно участвуют в международных конкурсах. Андрей Ленкевич учился и много работает в Европе, но это не мешает ему делать проекты в Беларуси, о Беларуси и для белорусской публики. «Нет границ для учебы, для конкурсов, но будьте готовы к конкуренции, если вы хотите работать.» Максим Досько, Алексей Наумчик и Александра Солдатова учились в Минске, и считают себя белорусскими фотографами, но не представителями какой-либо «школы» или конкретной традиции. Всех четверых белорусский зритель знает, как наиболее активных авторов – по персональным и групповым проектам.
На вопрос, есть ли у них условия для творчества, все ответили утвердительно. Для презентации творчества? Тут есть большие сомнения.

Третий и четвертый блок вопросов утонули в спорах, разночтениях и уточнениях: ведь все, что касается молодых, еще не успело «забронзоветь», все живо, все выходит за рамки (в частности, в область арт-объектов и «новой драмы»), наполнено юмором и парадоксами. А. Самарская считает, что при всем разнообразии творчества молодых, возникли новые локальные «точки сборки», имеющие определенное влияние на формирование визуального языка: он в значительной степени документален и ориентирован на социальную проблематику, но развиваются и более традиционный арт-инструментарий.

Максим Досько об обучении, о знании традиций
- Художник изначально должен быть свободным и ему есть, что сказать. А вопрос “как” возникает уже после “что”.
В определенный момент я понял, что именно с помощью фотографии могу выразить свои ощущения, мысли. Мне необходимо было постигнуть этот инструмент, знать, как он работает, принципы, основы. Фотография – технический вид творчества, обучение было необходимо мне только в этой части, т.е. в технологии, в основах ремесла.
Историю в искусстве я обычно рассматриваю с конца, то есть начинаю с современного и двигаюсь дальше в прошлое, кроме того, начинаю со своего, с белорусского.
Знание истории желательно, но не обязательно скрупулезное знание; художник должен быть в первую очередь Автором и абсолютно свободным. Ни груз истории, ни обучение, ни среда не должны эту его свободу ограничивать.
В современном мире вообще сложно быть самим собой, пусть хотя бы искусство будет свободным.

… и об условиях для работы:
- Непосредственно для творчества условия в Беларуси есть. Я свободно могу делать то, что считаю нужным. В этом плане меня ничто не ограничивает. Правда, надо отметить, что явных политических тем у меня нет.
Сейчас время “после” постмодернизма и рамок вообще никаких нет уже давно. Современный художник вполне может чувствовать себя свободно.
К условиям для творчества можно отнести и определенную культурную среду – в сфере фотографии она сейчас разрозненна, разобщена, это плохо, конечно.
Если же говорить об условиях для демонстрации своих работ, то здесь все печально, условий нет.

На данный момент вопрос презентации я отчасти решил с помощью веб-пространства, интернета. А именно на своем сайте maximdosko.com. Неограниченная аудитория, постоянный доступ.
Да, можно сказать: было бы желание показать проект, а место найдется. Но дело не только в помещении и не столько в этом. Дело в отсутствии самой системы демонстрации: галерея-куратор-публика. То есть ты найдешь, где повесить на стену свои фотографии, но это и будут фотографии на стене, и только. Целостного, качественного проекта не будет. Вариант показать как-нибудь и где-нибудь меня не устраивает: это компромисс, а компромиссы в искусстве ведут только к регрессу.

***
Благодарю всех участников круглого стола за интересную дискуссию и надеюсь, что наши споры будут иметь продолжение. Прежде всего, в практической плоскости, т.е. окажутся полезными для новых проектов фотографов всех поколений.

Автор: Любовь ГАВРИЛЮК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.