Всего лишь месяц из жизни фотоохотника
13.11.2013 | 0

Всего лишь месяц из жизни фотоохотника

У меня часто спрашивают: как тебе удалось сделать снимок, выследить этого дикого животного? Иногда задают вопрос иначе: скажи, а вот легко ли быть фотоохотником?

Думаю, фотоотчет о моих фотоохотах в течение одного весеннего месяца, короткий рассказ о преодолеваемых трудностях и финансовых расходах помогут начинающим фотоохотникам сделать для себя вывод, стоит ли вообще заниматься таким видом творчества.

Итак, 1 апреля, пятница...

В Брестском краеведческом музее открывается моя фотовыставка «Дикая жизнь в центре Европы». На работе страшная запарка, а на выходные друзья приглашают в Вильнюс... Пробую увильнуть от участия в открытии выставки, но… сотрудники музея настойчиво просят. В итоге решаю совместить все: и Брест, и Беловежскую пущу, и Литву.

Утром в пятницу выезжаю в Брест, участвую в открытии фотовыставки, а вечером перебираюсь в Беловежскую пущу к другу-фотоохотнику, работающему в нацпарке охотоведом, Александру Пекачу. Жена Наталья едет в Вильнюс поездом.

2 апреля, суббота.

Утро пасмурное и противное, но я действую по плану: полдня фотографирую в Беловежской пуще, а уже затем через Гродно и Друскининкай направлюсь в Вильнюс.

При такой погоде очень ограниченны возможности для фотосъемки животных. Да и зверье в пуще весьма зашуганое - даже зубры начинают реагировать на машину за 150-200 метров. Поэтому я выбираю для съемки пущанские пейзажи: ищу настоящие дебри, нахожу поваленный и залитый водой лес, который можно фотографировать только с верхней точки.

Передвигаться приходится по бревнам, но это не мешает мне испытать ощущения движения по болоту. Профессионалы знают, что по болоту в пасмурную погоду можно ходить кругами. Странно, но то же самое происходит со мной и здесь.

Я делаю три круга вокруг этого характерного дерева! Первый раз, когда прошел метров 400, как казалось, шел к машине, но снова уперся в него. Это выглядело забавным. Я сконцентрировался, решил брать все время правее и… снова наткнулся на него.

Стало чуточку не по себе, начал лихорадочно определять, где находится север, где юг, даже на мгновение пожалел, что подарил другу свою джипиэску...

Но еще страшнее стало после третьего раза. Остановился, попытался успокоиться, взобрался на выворотень и – не поверите! – увидел блик от стекла своей машины. До нее было всего лишь метров 170…

3 апреля, воскресенье, Вильнюс.

У жены Натальи свои планы - магазины. А мы с фотографами Ричардасом и Юргой Анусаускасами делаем марш-бросок по птичьим местам в окрестностях города.

Но вначале замечаем с трассы лису. Она бежала вдоль дороги. Я сориентировался, прикинул ее маршрут и решил сделать засаду. Мы развернулись, проехали метров триста назад, затаились. И лиса вышла прямо на нас!

Правда, Юрги не выдержала, она начала строчить своим фотоаппаратом чуть раньше времени, не дав рыжей красавице подойти ближе.

Зато позже можно было  спокойно снимать лебедей-кликунов, увидеть которых в Беларуси мне еще не удавалось ни разу.

Также нащелкали всяких птичек, среди которых были и щеглы, и зарянки, и синицы-московки...

6 апреля, среда, Березинский биосферный заповедник.

Телерадиокомпания «Мир» решила сделать передачу о фотоохотниках. Чтобы передать настоящий дух фотоохоты, я предложил произвести телесъемку на тетеревином току, который находится на Пострежском болоте в Березинском заповеднике.

Ток там – обалденный! Шалаши стоят уже лет пятнадцать, птицы к ним привыкли. При удачном стечении обстоятельств можно наделать множество красивых снимков. Единственный минус – добираться плохо. Чтобы оказаться на току, нужно встать в два часа ночи, проехать километров пятнадцать вглубь заповедника, а затем идти километра три по лесу и – что еще хуже – по болоту. Кто ходил ночью по болоту с рюкзаком, тот знает, какие испытания необходимо преодолеть, чтобы добраться до цели. Во всяком случае, мне очень запомнились голоса молодых операторов: «Подождите!», «Помогите пройти!»  А потом донимала дикая боль в онемевших от холодной воды ногах – сидеть-то нужно в шалаше-скрадке без движения, а температура утром всего +1.

А ток, несмотря на то что еще не вошел в активную фазу, был весьма приличным.

Более того, по словам профессионалов, мне удалось зафиксировать самое раннее появление самок. До меня 6 апреля здесь их еще не фотографировали!

Жалко только, что не было возможности поснимать еще хотя бы один день – и так вырвался из Минска, хотя сегодня начиналась туристическая выставка. Дорога домой тоже была суровой: несколько раз останавливался, протирал лицо снегом, концентрировал внимание только на одном – не уснуть!

10 апреля, воскресенье, Налибокская пуща.

Мы снова путешествуем с Ричардасом и Юргой, только теперь им наши возможности показываю я. Снова гоняемся за лисой, подкрадываемся к оленям и косулям. Затем я решаю проехаться по лесной дороге вдоль Ислочи и Западной Березины. Здесь нас ждут уже другие испытания. Первые несколько луж и болотин преодолеваем достаточно легко. Дальше дорога становится все хуже. Но я не люблю поворачивать назад, и в конце концов, мы упираемся в такое место, что приходится класть настил под колеса машины метров девяносто. До нас тут ездили только лесовозы: колеины ужасные, с одной стороны канава, с другой болото… В общем: полметра влево или вправо – и…  Но нам везет, мы преодолеваем и это препятствие и упираемся в новое. Я ругаюсь про себя и наконец принимаю решение пройти все-таки вперед и посмотреть – может, там вообще тупик? Ричардас остается в машине, Юрга идет со мной. И не жалеет об этом. Потому что вначале нам удается сфотографировать американскую норку.

А затем еще долго наблюдать за кормящимся молодым козликом.

Дорога впереди оказывается тоже плохой, но нас это не останавливает.

В конце концов мы пробиваемся все-таки в пойму Березины, снимаем залитые водой дубы…

… и очередные сказочные дебри.

Потом снова подкрадываемся к оленям и косулям, над нами кружится канюк, а под вечер удается увидеть еще и пять бобров.

13 апреля, среда, Чернобыльская зона.

Мы планируем посетить Полесский государственный радиационно-экологический заповедник. Вначале провожу переговоры с администрацией, затем -- марш-бросок по зоне. Кроме классических развалин и фиксации следов жизни человека, фотографирую и животных.

Лосиха еще держится с лосенком. Хотя пройдет буквально пару недель – и прошлогодние лосята будут отправлены на свои хлеба: у самок должны появиться новые детеныши.

А вот в стадах диких свиней теперь можно увидеть как совсем маленьких, так и прошлогодних поросят…

В деревне Оревичи нахожу сброшенные рога лося. Ради интереса привожу их в пункт контроля «Бабчин». Обычно уровень радиации на таких находках превышает допустимый в десятки раз, а мои рога «шкалят» всего в два с половиной.

Но вывозить из зоны ничего нельзя…

16 апреля, суббота, Налибокская пуща.

Вместе с руководством «Белгосохоты» редакция http://wildlife.by  в рамках акции «Неделя леса» садят сосны и березы в одном из лесничеств Столбцовского лесхоза. После субботника мы с Натальей отправляемся в Литву.

По дороге пересекаем всю Налибокскую пущу, которая местами залита водой.

17 апреля, воскресенье, Вильнюс.

Утром местный орнитолог показывает нам с Ричардасом место, где постоянно проводит дневку совиная семья. Оказывается, они живут прямо в парке, в центре города, совсем рядом с домом моих литовских друзей.

Часа полтора мы стоим в ожидании, но картинка не меняется. Совы хоть и открывают глаза время от времени, но с места не двигаются.

Ричардас уезжает в Палангу, а я отправляюсь на его прудик возле российского посольства.

Там самец утки-мандаринки меряется крыльями с самцами крякв.

Наблюдать за этим зрелищем уже надоело семье крохалей, и они начинают заниматься обыденной ловлей рыбы.

Обратите внимание – какие зубцы на клюве самца крохаля!

Кстати, замечаю, что и среди птиц мужики оказываются более удачливыми рыбаками…

20 апреля, среда, Витебский район.

В понедельник и вторник у меня была настоящая ломка. Дело в том, что мы не планировали в этом году организовывать фотосъемку на глухарином току. Наш обычный организатор Володя Шарепо, как его ни уговаривали, отказался это делать. Тогда Виктор Козловский сам поехал, пешком пробился к глухариному току – снега там еще местами было очень много; обновил шалаши и очень даже неплохо отфотографировался. После него туда же рванул и наш литовский друг Кястутис Чепенас. А у меня в понедельник и вторник – запарка на работе, на среду запланирована фотосъемка в Островце. Тем не менее во вторник я принимаю решение ехать в Островец через глухариный ток, который находится в Витебском районе на границе с Россией. В общей сложности круг через Оршу, Витебск, Шумилино, Полоцк, Глубокое получился почти тысячу километров, из которых был такой кусок на подъезде к току, что любая ошибка могла сорвать весь план. Мне повезло: я в очередной раз не застрял, ток нашел и ночь на нем провел. Практически повезло и с погодой, хотя прогнозы были на грани.

Были и самки, и драки, но далековато от моего шалаша. Так что сделать шедевры не удалось, зато свою жажду к фотоохоте на глухаря я удовлетворил.

22 апреля, пятница, аэропорт Минск-2.

В вип-зале аэропорта размещена моя постоянно действующая фотовыставка «Нечаканая Беларусь». Теперь все почетные гости вначале будут смотреть на Беларусь моими глазами…

24 апреля, воскресенье, снова Вильнюс.

Кястутис Чепенас уговорил съездить в устье Немана поснимать гусей. Я по дороге заскочил в Вильнюс к знакомым совам.

Их на том же самом дереве оказалось уже не две, а шесть! Рядом с папой и мамой устроилось и четверо птенцов. Но в кадр поместились только трое…

Зато принеманские поля оказались сплошь покрыты гусиными стаями. Встречались и среди серых гусей белощекие казарки.

А эти красавцы разгуливают прямо по чьему-то огороду, на котором пасутся молодые бычки.

Мы останавливаем машину прямо возле края поля и фотографируем из окна. Точнее, фотографирую только я, так как у Кястутиса этого добра уже немеряно. А мне после пуганых белорусских гусей такие условия фотосъемки, конечно же, в диковинку. Я щелкаю, щелкаю и жду, пока гуси подойдут еще поближе. Но в это время появляется бабушка –  видимо, хозяйка поля – и сгоняет с него моих гусей.

Мы переезжаем на новое поле, по дороге щелкаем журавлей.

А закат встречаем в залитой водой пойме Немана.

Очень похоже на пойму Припяти возле Турова. Так же бурлит птичья жизнь, так же с места на место перелетают стайки турухтанов. Но главенствуют все-таки гуси. Я с усмешкой думаю про наших охотников: наверное, видя такую картинку и не имея возможности стрелять, они бы получили прединфарктное состояние. А может быть, порадовались бы свободной жизни диких птиц так же, как и я.

Ночуем в маленькой гостиничке на берегу Куршского залива; утром посещаем знаменитую станцию кольцевания птиц.

И продолжаем фотоохоту.

Обратно в Минск мы едем по старой неманской дороге. Справа река, слева высокий берег. То и дело сквозь деревья проглядывают шпили замков. Я в очередной раз сравниваю наши туристические возможности и возможности соседей. Увы, Беларуси с Литвой, Латвией, Польшей да и Украиной трудно конкурировать…

27 апреля, среда, Гомель.

В картинной галерее Г.Х.Ващенко открывается моя фотовыставка «Дикая жизнь в центре Европы». Решаю совместить это мероприятие с очередной фотосъемкой в Чернобыльской зоне.

28 апреля, четверг, Полесский радиационный заповедник.

Для начала несколько кадров-символов.

Та самая знаменитая «колючка», которая опоясала тридцатикилометровую зону. За эти годы все лесные дороги заросли, на ключевых дорогах находятся пропускные пункты, и надобность в заборе отпала.

Этот жбанок поставлен для сбора березового сока 25 лет назад…

Футбольный мяч тоже пролежал здесь 25 лет.

И кукла тоже…

Но меня интересуют животные.

Раз двадцать был в зоне, но никак не удавалось сфотографировать животных, чтобы они выглядели полноценными хозяевами этой брошенной человеком земли. Сегодня повезло – мне решил попозировать молодой лось.

29 апреля, пятница, зона.

Выезжаем на фотоохоту с главным лесничим заповедника Максимом Кудиным до рассвета.

Он хорошо знает места обитания животных, а у меня большой опыт по их фотосъемке – так что смысл объединить усилия есть. Вот здесь, например, мы пытаемся определить, кем ободрана эта ель в деревне Оревичи. Сверху очень похоже на когти медведя, чуть ниже поработали рога лося или оленя, а совсем внизу стерто дикими свиньями.

Конечно, мы видим и кабанов, и лосей, но не хочется повторяться, поэтому из этой фотосъемки я размещу только тетерку.

30 апреля, последний день месяца.

Я организовываю облет Чернобыльской зоны на вертолете.

Ограничусь опять-таки несколькими снимками.

Краткое резюме:

    Фотоохота – очень азартное увлечение, похлеще рыбалки и охоты.
    Серьезное занятие фотоохотой, к сожалению, невозможно без денег, профессиональных знаний и определенного опыта.
    Лучше всего иметь какое-то количество денег и множество друзей, которые связаны с природой и могут тебе помочь в организации фотоохоты.
    Необходимо знать места, где концентрируются животные, где минимальное воздействие на них человека или – наоборот – они уже привыкли к постоянному присутствию людей и спокойно реагируют на щелчки фотоаппарата. Иногда лучше проехать 300 километров и гарантированно сделать какой-то кадр, чем тратить время там, где животных мало или они напуганы предыдущими охотами.
    Необходимо учитывать годичный цикл жизни животных. Тех же токующих глухарей хорошо можно снять только в пик токования, длится он не больше недели.
    Необходимо подстраиваться под прогноз погоды – даже в пик токования глухари во время дождя петь и драться не будут.
    Необходимо иметь хорошую физическую форму – для достижения хорошего результата приходится и болотные массивы преодолевать, и на деревья лазить, и на лодках плавать.
    Необходимо хорошо ориентироваться на местности, уметь читать карту. И т.д, и т.п.

Надеюсь, коллеги добавят какую-нибудь еще полезную информацию.

 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.