Виртуальная экскурсия по выставке в Калининграде о том, что волнует белорусов
01.10.2015 | 0

Виртуальная экскурсия по выставке в Калининграде о том, что волнует белорусов

В Калининграде прошла выставка современного белорусского искусства, которая, как считают организаторы, пока невозможна у нас. Куратор выставки Михаил Гулин провел виртуальную экскурсию и рассказал о цензуре и острых подводных камнях в мышлении белорусского общества.

В проекте «Пространство диффузии» участвовали белорусские, а также уехавшие в Европу из Беларуси художники. Название отражает сходство Беларуси и Калининграда, считает куратор:

— Геополитически мы похожи на островки. У нас произошло напластование истории, в разное время территориями владели разные народы.

Презентуя нашу страну в России, куратор выставки Михаил Гулин умышленно пытался уйти от ссылок на конкретные политические события и знаки. Но осознавал, что политики не избежать, хотя старался этим не спекулировать.

— Здесь люди живут в том числе политикой, и этим интересны. Но часто иностранцев интересует конкретное видение ситуации, и очень многие художники работают на просто считываемых стереотипах и спекулируют.

В итоге куратор избрал форму не открытого манифеста или пропаганды, а говорит со зрителями с помощью произведений, которые поменяли свой контекст, сталкиваясь с белорусской действительностью.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

К примеру, проект Анны Соколовой, которая живет в Дюссельдорфе, — черно-бело-черный манифест. Это видео, где она на фоне голубого неба машет черно-бело-черным флагом.

— Этот флаг встречают жестким протестом, видят напоминание бело-красно-белого флага. Хотя проект минималистский, на самом деле посвящен автономности художественного высказывания и не привязан к политике, — комментирует Гулин.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Видео Максима Тыминько «939 визуальных элементов» — попытка художника визуализировать физические теории множества и бесконечности.

— Художник представляет бесконечность в виде частиц, которые он изобразил в форме перевернутых табличек. И зрители, не сговариваясь, считывают намек на Северную Корею, указание, что человек — винтик в тоталитарной системе, — объясняет куратор.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Проект Welcome из колючей проволоки Олега Юшко изначально был посвящен проблеме эмигрантов в Европе. Сам Олег живет в Дюссельдорфе.

— Везде декларируют об интеграции, а на самом деле очень редко человеку удается влиться в чужую среду, даже в самом толерантном государстве существует проблема ассимиляции. Проект был об этом. Хотя когда я его впервые увидел, четко ассоциировал его с Беларусью, — вспоминает Гулин.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Сергей Бабарико вырезал статью из газеты за 2007 год, где Мик Джаггер поддержал Беларусь словами «Жыве Беларусь».

— Меня поразила странность ситуации: британский идол на концерте в Варшаве кричит «Жыве Беларусь», — объясняет куратор свой выбор. — Беларусь — островок, в который люди не входят, а самовыражаются вокруг него: ездят с флагами во Львов и Вильнюс на «Ляписа Трубецкого»… Автор придумал жанр «социальный pin up»: как мужчины обклеивают машины и стены фотографиями девушек, а женщины собирают фотографии артистов и певцов, так художник вырезал фото и высказывания политических фигур и обрабатывал их.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Антонина Слободчикова представила два проекта: видео «Яно тут» и «Герои всего лишь герои».

— «Яно тут» — о непроговоренных страхах, которые сидят в подсознании. Проект «Герои всего лишь герои» рассказывает о героизации людей, которые используют власть в своих целях.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Андрей Логинов и Валерий Савульчик сделали проект «Тайна десятой планеты».

— Вначале я думал, что будет перебор с иронической ноткой. Но в последнее время выставки современного искусства напрочь лишились самоиронии. Для меня искусство без иронии — не искусство. Это архетипы белорусов: партизаны, крестьяне, спортсмены, бизнесмены, рабочие — стереотипные представления о белорусах у других народов. Нотки издевки здесь нет, потому что сам автор — непосредственно и участник этого проекта, он не отделяет себя от архетипа и выглядит также непрезентабельно и нелепо, — считает Михаил Гулин.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Игорь Савченко работает с немецко-советским контекстом, он рассказывает о городах, которые когда-то были немецкими.

— Мне было интересно побередить память жителя Калининграда, который везде наталкивается на напоминания о немецком прошлом. Имена, исторические ценности и красивая архитектура связаны с немецкой историей, и это довольно странная вещь.

Это текстовые работы и этикетки от белорусской сметаны, сделанной под патронажем немецкой фирмы. Таким образом Савченко скупыми средствами пытается заронить зерно сомнения в истинном происхождении вещей.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Сам Михаил Гулин представил на выставке видео «Монолог из норки». Из подручных материалов он соорудил большую норку, в которую предлагал залезть людям.

— Одна женщина средних лет залезла туда и вдруг почувствовала себя одновременно и в убежище, и на трибуне. Она подумала, что этот нелепейший объект может стать ее трибуной, потому что никто ее не слушает. Она рассказала про своего сына-наркомана, который не давал ей житья. Она неоднократно обращалась в милицию. Но это проблема маленького человека. Каждый белорус сидит в норке, это наше андеграундное существование.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Сергей Гудилин сделал проект «Страна на коже». Этот проект посвящен татуировкам с использованием символов «Погони» и флагов.

— Для меня люди на фото — романтические герои, которые живут в ожидании светлого будущего, а светлое будущее не наступает. Когда оно наступит, они окажутся в другом мире, будет не до национального возрождения, мир будет глобализирован. Людям будет не до вопросов самоидентификации. Глобализация и капитализация стирают границы, место национальному остается в виде экзотики. Хотя за два года, пока готовился проект, появились зачатки национального подъема: в Европе некоторые страны закрывают границы для эмигрантов, появляются праворадикальные взгляды и фразы «понаехали».

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Проект Weissrussland Андрея Дурейко куратор включил, чтобы подчеркнуть немецко-белорусско-русское взаимодействие культур.

— Если переводить, получится белая русская земля. Культура третьей страны осмыслена через готический шрифт и написание на немецком с переводом на русский.

Фото организаторов выставки "Пространство диффузии"

Проект Сергея Ждановича Tabula rasa — пустые билборды, которые он фотографировал в течение нескольких лет.

— Меня самого коробит несоответствие действительности на некоторых выставках. Я не люблю, когда нагнетают и выставляют нас «гаротнікамі». За 5 лет, пока снимался проект, ситуация с рекламой не изменилась радикально. Не хватает интересных мест для рекламы, креатива и желания заказчика рассказать о своей продукции интересно. Но и этот проект на самом деле не о рекламе и стерильности публичного пространства. Для автора пустой борд становится объектом эстетическим, сравнимым с чистым листом.

Формируя выставку, куратор хотел обратить внимание, что, несмотря на кажущееся сходство культуры, ментальности и географическое соседство, постсоветские люди «вообще мало знают друг о друге». Белое пятно в восприятии белорусов другими и пытался закрасить куратор. В качестве примера бытового невежества он вспомнил случай: «На выставке в Санкт-Петербурге куратор спросил меня, есть ли у белорусов „шенген“ и выпускают ли их в Европу, — вспоминает Михаил Гулин. — Я не раз встречал в других высокомерие по отношению к жителям других постсоветских стран. И не раз с удивлением находил его в себе».

TUT.BY
 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста, авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.